С 18 по 24 марта — МАСЛЕНИЧНАЯ СЕДЬМИЦА

Понедельник (Косой или Кривой понедельник) — Встреча, начало Узкой Масленицы.

В этот день из соломы делали чучело, надевали на него старую женскую одежду, насаживали это чучело на шест и с пением возили на санях по деревне. Затем Масленицу ставили на снежной горе, где начиналось катание на санях. К первому дню Масленицы устраивали горы, висячие качели, балаганы для скоморохов, столы со сладостями. Не кататься с гор и на качелях, не потешаться над скоморохами значило в старину — жить в горькой беде, а на старости лет лежать на смертном одре, сидеть калекой без ноги.

В старину дети с утра выходили на улицу строить снежные горы, скороговоркой причитывая:

«Звал, позывал чистый семик Широкую Масленицу к себе в гости на двор.
Душа-ль ты моя Масленица, перепелиные твои косточки,
бумажное твоё тельце, сахарные твои уста,
сладкая твоя речь, приезжай ко мне в гости
на широкий двор на горах покататься,
в блинах поваляться, сердцем потешиться».

После этих зазываний дети начинали кричать: «Масленица приехала, Масленица приехала!» и устраивали кулачные бои в честь приезда дорогой гостьи.

Зажиточный люд начинал встречу Масленицы посещением родных. С утра свекор со свекровью отправляли невестку на день к отцу и матери, а вечером сами приходили к сватам в гости. Тут за круглой чаркой и устанавливалось, когда и где проводить время, кого звать в гости, когда кататься по улицам. Богатые люди с понедельника начинали печь блины, а бедные — с четверга или пятницы. В старину первый блин отдавался нищей братии на помин усопших, либо его клали на слуховое окошко для душ родителей. Кладя этот блин на окно, приговаривали: «Честные наши родители, вот для вашей души блинок».

Опару для блинов стряпухи готовили с особыми обрядами. Одни опару готовили из снега, на дворе, когда выйдет месяц, приговаривая:

«Месяц, ты месяц, золотые рожки твои рожки!
Взгляни в окошко, подуй на опару».

Считалось, что будто бы от этого блины становятся более белыми и рыхлыми. Другие выходили вечером готовить опару на речку, колодец или озеро, когда появятся звёзды. Приготовление первой опары держалось в величайшей тайне от всех домашних и посторонних. Малейшая неосторожность стряпухи наводила на хозяйку тоску на всю Масленицу.

Где нет свекра или свекрови, а молодые встречали первую Масленицу, тёщи приходили к своим зятьям учить дочек блины печь. Обычно, зятья и дочери приглашали заранее таких гостей поучить уму-разуму. Получить такое приглашение почиталось за великую честь. Званная тёща была обязана прислать с вечера весь блинный снаряд: таган, сковороды, половник и кадку, в которой ставят блины. Тесть же присылал мешок муки и кадушку масла.

Вторник — Заигрыш.

С этого дня начинались разного рода развлечения: катания на санях, весёлые и разудальные игры, народные гуляния и забавы, представления. На заигрыши с утра девицы и молодцы ходили в гости — покататься на горах, поесть блинов. В больших деревянных балаганах (помещениях для народных театральных зрелищ с клоунадой и комическими сценами) давали представления во главе с Петрушкой и масленичным дедом. На улицах попадались большие группы ряженых, в масках, разъезжавших по знакомым домам, где экспромтом устраивались весёлые домашние концерты. Большими компаниями катались по городу, на тройках и на простых розвальнях. Было в почёте и другое нехитрое развлечение — катание с обледенелых гор.

В богатых домах к этому дню братья строили во дворах домов горки для сестёр, а от дома к дому ходили «позыватки» — люди, через которых хозяева того или иного дома приглашали друзей к себе в гости. Позываток встречали с почётом, угощали блинами и напитками, прося кланяться хозяину и хозяйке с детками и всем домочадцам. Отказ тогда объявлялся общим выражением: «у нас состроены у самих горы и гости прошены». Соседи толковали отказы по-своему: «здесь-де начинается разлад и дочку прочат за другого». Вообще, все масленичные забавы и потехи клонились, по сути дела, к сватовству, чтобы после великого поста играть на Красной горке свадьбу. Гостей принимали-встречали у ворот, у крыльца. После угощения отпускали покататься на горы, где братцы высматривали невест, а сестрицы поглядывали украдкой на суженых.

Среда — Лакомка.

На Лакомку тёщи принимали зятьев к блинам, а для забавы зятьев созывали всех родных. А ведь раньше зятьев было не один-два, как в современных семьях, а по пять-десять! Вот и приходилось тёще всех привечать и угощать, да так, чтобы не один в обиде не остался. Так что была Масленица разорительным праздником для тех семей, где много дочерей.

Отсюда и пошла поговорка: «Хоть с себя всё заложи, но Масленицу проводи!» В каждой семье накрывали столы с вкусной едой, пекли блины. Повсюду появлялись театры, торговые палатки. В них продавались горячие сбитни (напитки из воды, мёда и пряностей), калёные орехи, медовые пряники. Здесь же, прямо под открытым небом, из кипящего самовара можно было выпить чаю. Считалось, что в Масленицу, а особенно на Лакомку, нужно есть столько, сколько душе угодно, или как говорили в народе: «сколько раз собака хвостом махнёт».

Бывало, что в этот день в деревнях устраивались «девичьи съезды»: молодые и пожилые женщины в праздничных платьях катались по деревням и сёлам отдельно от мужчин и распевали весёлые песни. А по вечерам пели песни про заботливую тёщу, угощающую зятя блинами; разыгрывали фарсы с наряженным медведем про то, как тёща для зятя блины пекла, как у тёщи головушка болит, как зятёк-то тёще спасибо сказал.

Четверг (Широкий четверг) — Разгул — Начало Широкой Масленицы.

В четверг начинался широкий разгул: катание по улицам, кулачные бои и разные обряды, ведущие своё начало из Древней Руси. Например, крепили к огромным саням столб, привязывали на него колесо, а на колесо сажали мужика — балагура и затейника со сбитнем или квасом и калачами, а вслед за этим «поездом» тянулся народ. Кулачные бои проходили по своим строгим правилам. Нельзя было, например, бить лежачего, вдвоём нападать на одного, бить ниже пояса или бить по затылку. За нарушение грозило наказание. А ещё начинали чучело Масленицы возить и колядовать: наряженные детишки ходили от дома к дому и пели: «Трынцы-Брынцы, пеките блинцы», выпрашивая таким образом себе угощение на праздничный вечер.

Пятница — Тещины вечерни.

Целый ряд масленичных обычаев был направлен на то, чтобы ускорить свадьбы, содействовать молодёжи в нахождении себе пары. А уж сколько внимания и почестей оказывалось на масленице молодожёнам. Традиция требует, чтобы они нарядные выезжали «на люди» в расписных санях, наносили визиты всем, кто гулял у них на свадьбе, чтобы торжественно под песни скатывались с ледяной горы. Однако, самым главным событием, связанным с молодожёнами и справляемым по всей Руси, было посещение тёщи зятьями, для которых она пекла блины и устраивала настоящий пир (если, конечно, зять был ей по душе). В некоторых местах «тёщины блины» проходили в среду (на Лакомки), но обычно приурочивались к пятнице.

Если в среду зятья гостили у своих тёщ, то в пятницу зятья устраивали «тёщины вечерки» — приглашали на блины. Являлся обычно и бывший дружка, который играл ту же, что и на свадьбе, и получал за свои хлопоты подарок. Тёща обязана была прислать с вечера всё необходимое для печения блинов: сковородку, половник и прочее, а тесть посылал мешок гречневой крупы и коровье масло. Неуважение зятя к этому событию считалось бесчестием и обидой и было поводом к вечной вражде между ним и тёщей.

Суббота — Золовкины посиделки.

В субботу, на Золовкины посиделки (золовка — сестра мужа) молодая невестка приглашала родных мужа к себе в гости. Если золовки были ещё не замужем, тогда она созывала в гости и своих незамужних подруг. Если же сёстры мужа уже были замужем, то невестка приглашала родню замужнюю и со всем поездом развозила гостей по золовкам. Новобрачная невестка должна была одарить своих золовок подарками. Интересно, что само слово «золовка», как считалось, происходит от слова «зло», так как сёстры мужа относились к невестке («пришедшей невесть откуда») недоверчиво и настороженно — вспомним, хотя бы русские народные сказки.

Последний день масленичной недели называется Прощёное воскресенье, когда люди просят друг у друга прощения.

Если в течение года русские чем-то оскорбили друг друга, то, встретившись в «прощённое воскресенье», они непременно приветствовали друг друга поцелуем, и один из них говорил: «Прости меня, пожалуй». Второй же отвечал: «Бог тебя простит». Обида была забыта. С той же целью в прощёное воскресенье ходили на кладбища, оставляли на могилах блины, поклонялись праху родных. В этот день сжигалось чучело как символ зимы, которая закончилась. А пепел развеивали над полями — «на богатый урожай».

Основным эпизодом последнего дня были «проводы масленицы», нередко сопровождаемые возжиганием костров. В России к этому дню делали чучело Масленицы из соломы или тряпок, наряжали его обычно в женскую одежду, несли через всю деревню, иногда посадив чучело на колесо, воткнутое сверху на шест; выйдя за село, чучело либо топили в проруби, либо сжигали или просто разрывали на части, а оставшуюся солому раскидывали по полю. Иногда вместо куклы по селу возили живую «Масленицу»: нарядно одетую девушку, женщину или старуху. Затем под крики и улюлюканье их вывозили за село и там высаживали или вываливали в снег («проводили Масленицу»).

Там же, где не делали чучела Масленицы, обряд «проводов» состоял, главным образом, в возжигании общесельских костров на возвышенности за селом или у реки. В костры помимо дров бросали, всякое старьё — лапти, бороны, кошели, веники, бочки и другие ненужные вещи, предварительно собранные детьми по всей деревне, а иногда и специально для этого украденные. Иногда сжигали в костре колесо, символ Солнца, связываемый с приближающейся весной; его чаще надевали на жердь, воткнутую посреди костра.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *